• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:03 

...

ПОЧЕМУ У МЕНЯ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ
ОДНОГО
ПОСТОЯННОГО
ХОРОШЕГО
СОИГРОКА

Мне так чертовски необходима игра.

14:34 

...

Когда брату мать сказала приготовить мясо на обед, он мало того, что зажарил его нормально, так ещё и сходил в магазин, добавил овощей, приукрасил вкус блюда.
Когда мне мать сказала дожарить сырники — то есть слепить готовое тесто и обжарить их, то...
а) первая порция вышла донельзя смешная: на сковородке было два огромных сырника и три маленьких;
b) самый большой сырник разлезся, а следующий по величине недожарился; остальные три прожарились больше, чем надо;
с) когда я начала вторую порцию, то обожгла пальцы горячим маслом, выругалась и сказала маме, что ей придётся доделывать всё, потому что я занята охлаждением ожогов.
крч лол азаз лмфао

00:42 

...

Мне не хочется об этом думать до утра понедельника, но сейчас никак не получается. У меня подозрение, что староста создала списки учащихся в первой группе, не учтя меня. Ну а я, как стандартный лошок, не выкрикивала своё имя при посещении занятий в тех случаях, когда меня не отмечали. Так же оно было? И из-за этого на меня в деканате так разозлились? Ох, как же я взбесилась. Хорошо, что вовремя оттуда ушла, не то бы могла ответить что-то не то на это заявление. Ведь пока до меня дойдёт, что я разозлена... Как же бесит! Как же, блять, бесит! Как же бесит, сука! И негде злость выместить, и не факт что поможет. И трушу ж. Не хочу признаваться, но трушу. Неприятно это, как и по ощущениям, так и само осознание факта. Но чего мне бояться? Это, скорее всего, будет объяснительно-воспитательная беседа, в конце которой мне строго прикажут не пропускать ни одной пары, а я покорненько дам обещание и смоюсь, пропотев как после хорошего бега. Неизвестность пугает, ага. А ещё обозлённые люди. Да ну их в жопу! Пусть конём ебутся. Не мне всё это надо, а я должна нервничать! Мне уже и так хватило. А тут не одно — так другое! Ёбаный пиздец, как же весело.

20:16 

...

Мы с мамкой сериал смотрели. Она плохо разбирала слова, а я типа тупила. Хорошо над этим похохотали. Приятное чувство в животе.

21:30 

...

Я одинока.

21:29 

...

Так тянет писать. Мелькают картинки, образы, фразы, идеи, но ничего не складывается.
Потому что немогу или потому что нужно напрячься?
Но это не так и важно.


Альма не хотела тусоваться с мелкими псинками и мы гуляли одни. Я, в принципе, на это и рассчитывала, когда выходила из дому,
но вдруг так захотелось потусоваться с другими людьми. И чтобы Альма тоже тусовалась, но только не с вшивыми дворнягами.
Всё равно они с ней не играют, толку-то.

Когда я гладила мопса, то думала о моржах.

Нечего писать. Универ продолжается, я начинаю засыпать в 8 вечера и понимаю, как лень делать всё, что хочется делать. Надо пить больше кофе.

02:47 

...

Ты всё равно хотела быть одна, не так ли?

Ревность не так миленько ощущать, как наблюдать.

Просто заведи себе кошку, идиотина.

Всё равно не существует соулмейтов. И у тебя не будет, и ни у кого не будет.
А если говорят иначе — брешут.
Так чего сердиться? Нечего сердиться. Переставай сердиться.

17:24 

...

Только села я кое-что написать, как все занятные мысли ускользнули от моего рассеянного взгляда.

Слишком часто чувствую себя подавленно и несчастно. Конечно же, не без помощи близких мне людей.

Ах да, вчера. Стоило мне взглянуть на своё отражение, как я бежала в укрытие со страхом и ненавистью к тому, что увидела.
Так дальше нельзя, а то примириться с собой будет почти невозможно.

Хочу двух собак, двух кошек и двух птичек.

Ищу работу. Пока ничего не устраивает.

Рисую. Крайне убого.

20:07 

...

Мама сказала, что от меня одни проблемы (потому что это так).
Но я не персетаю винить её в непонимании моих чувств. Или нежелании их понимать.

Завтра поеду узнать, как дела в универе. Я хочу и не хочу проблем.
Не хочу, чтобы меня считали бесполезным куском дерьма только из-за одной ситуации.

03:29 

...

Хоть в жизни брата ничего не поменялось с тех пор, как ему стало известно о моих феминистических взглядах (ключевое слово взглядах, ибо действий у меня, конечно же, ноль) — он стал делать неприятные вещи, к тому же открыто агрессивно и совсем не вежливо. Обидно слышать грубые слова, но что я с этим сделаю? Сегодня, после краткого диалога с ним, я вдруг представила, как спешу написать кому-то об этом, пожаловаться и всё такое, и мне стало смешно. Это столь детское поведение. Не то чтобы оно было плохим, но... О боженьки, тебя кто-то дерьмом назвал! Хаха, ужас-то какой. Ну бывает, что уж.
Несмотря на то, что я имею эмоциональную связь с человеком длиною во всю свою сознательную и несознательную жизнь. Ведь слова близких имею какой-то вес, в отличии от слов чужих людей.
Не знаю, есть ли привязанность. Вообще не знаю, чувствую ли я её к людям. К вещам, местам — может быть. Привыкнуть в человеку — это да. Но привязанность? Наверное, в каждых отношениях, что я имею, что-то мешает мне. Или чего-то нет. Если!, если так вообще должно быть. Ведь нет природой прописанных Правил для определённых и не-определёённых отношений.

Когда в доме более пусто, чем обычно, во-первых, становится понятно, что я привыкла к своей "маленькой толпе". Во-вторых, пустой дом действительно попахивает одиночеством, но только если того хочешь. В третьих, мне более свободно, когда я одна. Пустота тревожит, ибо я к ней не привыкла. Но она не плохая.

Я не хочу работать.

И не хочу заканчивать запись на этом.

Много почитываю манги.

20:26 

...

Когда я ссорюсь с кем-то, в болльшинстве случаев начинаю ненавидеть себя, а не других.

13:42 

...

Последние дни сессии не менее напряжённы, чем первые. Всё дерьмом было, всё дерьмом осталось. Мне здать ещё три зачёта и три экзамена. Не хочу об этом говорить, но это гложет. Два зачёта по идее сдадаутся без проблем. Один экзамен тоже должен быть сдан без лишних проблем. По другому нужно донабрать 5 баллов — и свободен. Ещё один зачёт и экзамен есть, но они проблемны. Учить надо всё. Я вчера весь день просрала, хотя могла хоть что-то сделать. Не прощаю себя за это. Вот уже перевалило за полдень, а я опять ничего не сделала. Просматриваю блоги, играю, а вот и пишу. Плохой характер, плохое воспитание, плохая самодисциплина. И мне совестно перед родителями.
У меня есть планы на лето. Также мне придётся много выходить на улицу. Ну, читать мне есть что, так что будет чем себя занять там. Правда, с планшета неудобно, когда солнце светит. Хотя... нет, я не собираюсь сидеть под солнцем. Жарко.
Всё, что я пишу, звучит крайне скучно. Смысла в этом тоже не особо. И как мне это исправить?
Боги, звучит так, словно я перед кем-то отчитываюсь.
Крайне нуждаюсь во 2й воле.
Я не хочу нервничать, видя незнакомый номер во время входящего звонка.
Не хочу спешить открывать дверь, когда звонят, или поднимать трубку. Словно тот, кто звонит, не может подождать.
Не хочу подстраиваться под других, даже в простых улыбках. Хочу больше быть собой, хоть я и так достаточно на своей волне.
Господи, до чего же я дерьмо.

21:44 

...

Самое неприятное то, что я за эту сессию переживаю.

Очень приятно, что преподавательница по пиару так отнеслась к моему признанию. Неожиданно и приятно.

Просыпаюсь и задыхаюсь. Просыпаюсь и не могу встать. Просыпаюсь и вырубаюсь. Больше никогда нельзя, нельзя так делать с собой.

Хрень это всё.
Я просто хочу видеть какой у этого конец.

23:55 

...

Ничего нового. Ничего хорошего.

00:39 

...

Ну, депрессия — это когда ты, к примеру, истекаешь кровью. Но это происходит так медленно, что почти не больно.


А за пять лет в тебе ни капли не остаётся.


Боги, как я люблю этот дневник. Люблю это место. Хоть преимущественно здесь грустно.


Мне даже чай в рот не лезет. Даже зелёный.


Я буду лежать за оградой.


Хуже всего то, что я не могу выплеснуть эмоции, пережить какой-то бурный взрыв. Всё происходит медленно и максимально мучительно.


У меня всё есть. Что у меня есть?


Ничего.


Как и я сама.


М е д л е н н о
и
м у ч и т е л ь н о .

16:31 

...

Через лет пять торжество юности закончится. Всего пять лет, пять. Это очень мало. Тело изменится, и не в лучшую сторону. Я изменюсь. Почему я так беспокоюсь о своей молодости? Потому что это единственное ценное, что у меня есть именно сейчас. И сейчас, вместо того, чтобы чувствовать силу и грацию своего тела, я ворчу о болях в спине, животе, голове, о болях чего угодно. Я еле волоку себя по земле. Лишний жир — не проблема, а лишь часть проблемы. Я чувствую и слышу, как хрустят колени.
Не многим молодым людям понятно, насколько ценно это время. Кто постарше, те много об этом и пишут, и устно ворчат. Это запечатлено в литературе. Многие молодые люди с умом используют это время, но всё ещё не понимают, насколько оно особенно, ценно. Может, они рассматривают его с другой точки зрения. Это как, например, одежда: одному важнее её удобство, второму то, как она сидит, а третьему — как она сочетается с другой его одеждой.
Я не знаю, что делать со своей жизнью. Мне её дали и сказали разобраться, попутно отвлекая на ерунду, навязывая какие-то вещички с пометкой "обязательно" на ярлыке. Мне не нравится большинство занятий, не вижу в них ни смысла, ни пользы. Всё чаще задаюсь вопросом, как подходить к медицине, чтобы доверять ей. Доверять кому-либо. Любой информации. Мне беспокойно, но я не поглощаюсь этим чувством. Хоть где-то оно так, не чересчур, что уже неплохо.
Ох-ёй. Почему я вдруг излила душеньку из чаши, так это потому, что вспомнила, сколько же времени я растеряла. Хочу вернуться в свои пятнадцать лет, с теперешними знаниями. Пять лет потеряно. Если не больше. Не хочу быть актинией, но что же меня постоянно так тянет к земле? От чего корни так сильно впиваются в почву? Ах да, у актиний нет корней. Только "подошвы". Несмотря на их цветастость... ну они и гадости.
Я пишу всё это, потому что чувствую беспомощную досаду и злость. От этого и слёзы. Я сержусь на себя и себя упрекаю. Верно, что здесь винить нужно только меня, и мне от этого спокойней. Лучше я, чем кто-то другой. Лучше я облажаюсь, а не кто за меня. Лучше я.
А море, кстати, море классное только своей неживой частью. Максимум — маленькими безобидными рыбками. Желательно не отвратными на внешний вид. Выдуманный мир лучше настоящего. Особенно мой. Всегда.
Трисс и Цири вызывают симпатию. Нравятся мне они. Может, облачусь в них обоих. Будет это? Будет, чёрт возьми. Я не растение. Я буду двигаться. Я буду действоватью К счастью, хоть сегодня желание появилось. Но как-то редко оно появляется. Именно что настроение, а не физическая потребность, которую я так успешно игнорирую годами.
Для чего я живу? Живу для себя. И чувствую в этом полное удовлетворения. Я допускаю, что когда-то эти взгляды могут поменяться, но упоминать это каждый раз неудобно, неловко и убого. А, нет, ещё могу для близких людей. Для близкого человека. Он у меня один. Надеюсь, будет хоть один ещё, который совсем рядом, физически. Мне не хватает даже простого поглаживания по голове.
Я не хочу терять свою молодость ни на йоту. Я хочу, чтобы кожа так же крепко держалась на мясе и костях, как и сейчас. Я хочу, чтобы у меня не появлялись беспричинные боли, о которых я бы забыла через пять минут, не будь я так злопамятна и мнительна. Я буду делать возможное. Пожалуйста, пусть это не пропадёт.

14:58 

...

Я подавлена, уныла и отчаянно ищу смысл. Ищу причины и зацепки. Хватаюсь за всё, что только попадёт под лихорадочно шарящую руку. Зачем, зачем? Мне ничего не нужно. Искусство перестаёт радовать, не заставляет думать. Оно утрачивает свою ценность. Послений мой оплот — это книги. После него прекратится поглощение, я стану писать. Удачно ли? Что-то да получится, но вряд ли много. Я либо исчерпаю себя быстро, либо сдамся, столкнувшись с первой же сложностью. Я всегда им уступаю. Я была такой иль стала? Думаю, это не так важно.
Я стала разочарованием для себя 11-летней. Она не найдёт меня в сочной гуще прекрасных событий. Не найдёт меня радующейся и бодрой, с неисчерпаемым желанием жить. Она найдёт меня дома, на кровати, придавленную, тихую, злую. Увидит, что девушка не может даже заставить себя просто встать: она заворачивается сильнее в одеяло, трусливо, лениво прячась. И пусть весь мир за стенами комнаты хоть ненадолго исчезнет, потому что она с ним не справляется. Она не крепче хватает поводья, а хочет спрыгнуть с повозки. Слабо и тупо.
Плохо именно то, что я не знаю, как это исправить.

21:57 

...

Я не выдержу это дерьмо!
Я выдержу это дерьмо?
Я не выдержу это дерьмо.

22:01 

...

Почему. Мне. Так. Грустно.

23:55 

...

Вечно представлять персонажей своего любимого мирка, потому что это единственное, что как-то греет сердце.

Набивать растянутое брюхо едой, потому что это физический сигнал о достатке, какой-то полноценности, которой тебе не хватает.

Постоянно рефлексировать, а не делать, потому что теперь это единственное, что ты умеешь.

Вот так и дальше жить.

The Deep Blue Sea

главная