03:52 

...

16:43 

...

Кто сказал, что общепринятые стандарты красоты — это плохо и скучно?
Они не менее хороши, нежели нестандартные, которыми так любят хвастать люди.

01:21 

...

Как я посмела его не записать?
Кошмар. Ужас. Неслыханно.

01.02.14
Я пошла в магазин, на 2й этаж. Голая. Не могу решить: прикрываться мне руками или нет. х) Трое работников, один из которых кассир, естественно с трудом отрывают взгляды. Беру нужное и иду на кассу. Пока происходит покупка, кассир неустанно пытается предложить мне пойти куда-нибудь вместе (выпить, что ли? не помню точных его слов). Я отказываюсь всё время, от чего вывожу его из себя. Но, слава богам, один из продавцов-консультантов утаскивает его от меня и от кассы в дебри магазина. И с этих пор голый он, а не я. Спускаюсь на первый этаж, становлюсь где-то, как слышу, что этого чела вновь приводят. Смотрю - он еле не ползает по кафелю, пока полицейские пытаются установить личность "жертвы". А я чего-то испугалась-застеснялась, и сделала вид, что я не тут, что тут другая журнальчик читает. Тот голый чел, глядя на других девушек и пытаясь вспомнить моё лицо (ТЫ НЕ В ЛИЦО МНЕ СМОТРЕЛ, ГАДИНА?!!1), ещё провыл, что "та была такая красивая..." Уходят. Мне от чего-то хочется уехать подальше отсюда - сажусь на метро. Зачитываюсь-задумываюсь, проезжаю все возможно знакомые мне станции... Выхожу на той, где иностранцев русским языком предупреждают о чём-то... что-то вроде "последняя станция, где можно сделать приготовления..." Короче, дальше есть станции, но это какой-то возможный контрольный пункт для выезжающих из страны. Я спешно выхожу из вагона и пытаюсь найти выход или поезд, что едет в другую сторону. Спрашиваю у какого-то туриста (Двацветок, ты ли это?!), что да куда, что может - туда? Он вроде кивает и я поднимаюсь по широкому красивому беленькому эскалатору. Дальше идёт кусок совсем небольшого помещения со стёклами вместо стен. У входа стоит чёрный в форме и с кучей нашивок на ней. Пытаюсь с ним заговорить на английском, а он отвечает на русском, можно и на русском, и не успеваю я заговорить снова, как он сообщает, что можно, собственно, на украинском. х) Ладно. Говорит, мол, понимаешь, куда ты, девочка, забрела? А хрен же знает, а куда? О чём-то мы пытаемся говорить. В это время (ничего странного, что помещение за то время изменилось - теперь повсюду голые стены и за чёрным есть лестница вниз) какой-то чувак (белый, в возрасте уже) поднимается к нам и явно он не в духе, хоть совершенно спокоен и адекватен. Конечно, левый объект на территории... Я начинаю говорить с ним, он что-то заводит о том, что я, может, бухаю много, раз сюда умудрилась приехать... В это время я поворачиваю голову вправо и вижу почти перед собой миловидную девушку, что держит большую углу и, неловко улыбнувшись, делает мне укол. Тело быстро немеет, я, держась за руку, сажусь на пол, опираюсь спиной о стенку. Закрываю глаза. Меня укололи в губу. Ну ладно, хрен с ним... Но черт, они начали её резать!.. Слава богу, и намёка на боль не было. На этом всё заканчивается.

00:02 

...

Надо записать, поэтому записываю.
Во сне я была мужчиной средних лет, чернокожим. Рабом. Нашёл я на рынке чернокожую девочку, рабыню, пока без хозяина. Спала в коробке под прилавком. Родители её погибли. Я забрал её домой к своей хозяйке и заперся в квартире. Ждал, когда придёт хозяйка, очень нервничал. Выглядывал в замочную скважину. Боялся её. К концу сна она не успела придти.

22:04 

...

Человек говорит: "Не буду же я обижаться на дурака", - и улыбается, пожимая плечами.
Если взять обычную, заурядную личность, то в этой фразе лишь проявление беспомощности и слабости.
С другой стороны, может, другой человек действительно дурак и с ним не хочется иметь дело, ибо это невыгодно.

14:34 

...

Хочется хоть немного поплакать, но не могу. Это отстой.

22:52 

...

Я деградирую и я это знаю. Надо прекращать.

Нельзя принять человека таким, какой он есть. Его надо сравнивать с теми, кто тебе нравится, и навязчиво повторять о всех его заслугах. Когда такого человека нет, просто бери и говори, каким он должен быть, ведь живые примеры не обязательны. Но полюбить его вместе с недостатками нельзя, ведь с недостатками он фиговый.

У пламени, что разжёг дедушка, было действительно тепло. А dark folk подходил туда как нельзя лучше.

Жаль, что я так эмоциональна и абсорбна. Брат вновь заставил меня плакать. Последнее время он стал не только грубо шутить (как он это обычно делает), но и грубо говорить со мной. Он говорит, что пытается исправить меня, но разве он настолько туп, что не видит, что его методика не действует? Понятия не имею, кто захочет выйти за него замуж.

Возможно, в скором времени я перееду в папину квартиру. Когда я одна, я чувствую себя иначе, чем когда в доме мама. Значит, я верховенствую. И значит, это всё моё. Тогда я чувствую себя более свободно и убираю (к примеру) вовремя. Там, где я живу, я не чувствую над чем-то власти, а значит бездействую. Единственное, что меня волнует — это сколько времени у меня будут отнимать домашние дела.

Если бы кто-нибудь нашёл меня и полюбил такой, какая я есть, было бы очень круто. А пока я просто буду мечтать. Не выходить же на улицу!

Боги, как мне хреново. Аминь.

12:10 

...

До меня дошло, почему мне нравятся мотоциклы. Там есть место для одного. Максимум для двоих.

00:43 

...

Мне нравится мой мрачный кусочек. Он такой родной, любимый.

23:44 

...

Высмаркивание в дайрик мне доставляет.
И иногда успокаивает.

Случилось так, что мне пришлось это отложить на целый день. Невиданно.

ТЫ ВООБЩЕ ХОТЬ КОГО-ТО ЛЮБИШЬ?! НЕТ? Я ТАК И ЗНАЛА
Так как мы с братом не хотим учиться, мама сказала, что мы доконаем её и сведём в могилу. Но одно дело — переживать, а другое — быть истощённым.
Она для меня всегда была образцом матери, ибо умная, не даёт дурных советов и всегда всё делает как надо — помимо качеств, которые стоило бы перенять. И только сейчас, лет в 18-19, я начинаю видеть те её черты, которые мне совершенно не нравятся. И это не те, что заставляют её действовать глупо или смешно петь какое-то старьё. Это такие черты, что мы называем плохими чертами. Но, правда, у неё они не чересчур плохие. Наверное потому, что им не надо развиваться больше в данной ситуации. Это неприятно видеть. Мне она больше не нравится. Мать любит не меня, а то, чем я должна для неё стать. Она же дала мне жизнь, я теперь посмертно обязана ей за это отплачивать*! Всё я ей не такая.
*внуки сюда, конечно же, тоже входят

ТЫ ПОЗОРИШЬ НАШУ СЕМЬЮ
ЕСЛИ ТЕБЯ ВЫГОНЯТ — ТЫ МНЕ НЕ ДОЧЬ
СОБЕРЕШЬ ВЕЩИ И УЙДЕШЬ ОТСЮДА
...
СУКА!! НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!!

Что бы там ни было, а я высказываться подобным образом не собираюсь. Может, у неё другие установки, но я ни за что не скажу подобного человеку, которого люблю. Даже если и не люблю — не всякий заслужит подобного. Если же она была серьёзна... Что ж, я бы и правда ушла. А после, что мне кажется очень вероятным, она бы успокоилась и требовала вернуться домой. Я бы не вернулась.

ОЙ ЖЕНЬ А ТЫ ЗНАЕШЬ ЧТО ВЫ С БРАТОМ ПОЛУДУАЛЫ?
Да, дофига просто. Особенно с его отношением ко мне. Брат, ты меня достал. Ты мне нифига не друг. И ты не понимаешь, что твоё поведение я не приемлю. Ты не истина и мнение твоё не истинно. И уважения ко мне от тебя нихуя не выделяется, даже через пот. Стоп. Это убого обращаться к человеку вот так... Не будет ему поддержки, уважения и внимательной компании.

люблю капс, чтоб его

Пора больше спать. Так я меньше буду находиться здесь.

13:25 

...

У меня был сон. О том, что из конечной станции метро никто не мог выйти. Люди разошлись кто куда (некоторые остались в вагонах), паники не было. Я пыталась защититься, взяла что-то в руки - мне привиделось, что скоро вагон метро должен трансформироваться во что-то и всех убить. И... собствено, куда бы я не лезла, чтобы выйти оттуда, я ничего не добилась. Люди снаружи мне не помогли, хоть я и просила. А ещё снаружи были высокие сетчастые заборы. Повсюду.
Ни спастись бегством, ни организовать защиту я не смогла. Я была беспомощна.

19:12 

...

Каждый раз, как нужно что-то делать, я теряюсь. Серьёзно так теряюсь. Будто бы после вопроса "а что делать?" я перемещаюсь в незнакомый мир и не знаю, где выход.
И вот сейчас так же.

Никогда я ещё так не рассматривала и не экзаминировала чужие тела. Мне это уже надоело. Я всегда была внимательна к деталям и мелочам, всегда была придирчива, но это переходит привычные границы. И я не перестану, нет.
Каждый раз, как мама смотрит на меня, я прямо чувствую, как она меня оценивает. Смотрит, похудела я или поправилась. И любое её слово в адрес моей внешности воспринимается мной болезненно — будь это замечание или комплимент. Я знаю, что даже если стану достаточно стройной (для себя и для неё) и буду слышать от неё только то, как хороши мои формы и как хорошо эта одежда на мне сидит, мне всё равно будет неприятно и плохо.
Когда брат подходит и трогает мои руки, я рычу на него. Ведь он мнёт их так специфически. "Он же трогает мой жир!" И руки у меня такие мягкие, такие... почти что расплывчастые. Разве такие руки должны быть у молодой девушки? А ещё я не понимаю, почему он смеётся. Почему? Можно смеяться над тупым и жирным, но я же не совсем тупая.
На других людей, чужих, я реагирую не так болезненно.

Я попросила папу купить электронные весы. Когда я смотрю на наши старые механические, то могу назвать цифру только приблизительно - зрение не позволяет увидеть, какая по счёту палочка остановилась под измерительной линией. Сейчас я вешу примерно 66-67. Мы вернулись!

Блокноты, вы моя любовь. Я вас обожаю.

Надо бы сделать комнату уютной, но как? Сделала выводы о своих предпочтениях и вот что получилось: хочу, чтобы всё походило на чрево. Это аналог фразы "мама, роди меня обратно". Я и правда сейчас сама что-то поняла или мне только кажется?

10:40 

...

У меня не может быть хорошего настроения, если я не могу ухаживать за своей шкуркой и приводить её в порядок.

[В этом нет ничего неправильного]

Мне понадобилось несколько лет, чтобы это понять.

12:17 

...

Никому нет дела до того, как я разрисовала учебник.
И это чертовски грустно.

01:34 

...

Я чувствую любовь и привязанность к своему новому блокноту. А ещё я часто его поглаживаю — обложка приятная.

10:55 

...

Альбер Кан — няшечка. Это в его саду во Франции мы были. Там же наблюдали тех забавных уток. И там же людей больше интересовали утки и рыбы (которые есть вообще повсюду, не только в этом саду), а не сами растения, их расстановка и ухоженность. Словом, красиво было. Я снова туда хочу.

Хочу собачку. Хотя бы одну маленькую. Они офигенны. Главное, чтобы оно совсем тупое не было.
А ещё крыску, совушку, летучью мышь. Ну и кошечку можно. Только чтобы дружила с ними, а иначе на сосиски пойдёт.

Почтипамятный день! Я сделала себе чай с лимоном! И, вдобавок к этому, застелила постель! Да я умничка.

Хотелось бы самой получать образование, а не бежать, высунув язык, за этим дипломом. И эта система, по которой мы работаем... Это настоящее дерьмо. В нас всё не влезет, господа! Этот кусочек торта слишком большой. Большая часть останется вне нашего рта, а то, что попадёт на язык, смешается и мы не сумеем распробовать вкус каждого слоя, ибо во рту у нас будет каша.

02:19 

...

Я это делаю не для себя, я это делаю для родителей. Но даже так — я всё равно не достаточно стараюсь, так что не стоит об этом упоминать. Потому что выходит, что и для них даже я не стараюсь. Тогда чему посвящена вся эта херня?

00:02 

...

Сука! Почему я такое дерьмо?
Ну давай, поплачь ещё.
Тупое уродище.

02:00 

...

Прямо сказать, меня опять поедает тоска. Я ничего такого не делаю для того, чтобы у неё были причины появляться. Она как зараза, гниющая зараза. Она распространяется по всей поверхности моей внутренней полости, въедаясь в неё со скоростью голодного животного. Она не остановится, пока не покроет всё. Она похожа на якорь, прикрепленный к рёбрам. Только куда этот якорь уходит?

14:58 

...

Vali спасает мою душу

The Deep Blue Sea

главная